Новости участников проекта

Дневник дальнейших событий. Ефрем, митрополит Казанский и Свияжский. Часть VII

Казанско-Богородицкий монастырь
Дневник дальнейших событий. Ефрем, митрополит Казанский и Свияжский. Часть VII
Продолжение. Начало см. в «Митрополит Казанский и Свияжский Ефрем (1606-1613 гг.)» Часть I Часть II Часть III Часть IV Часть V Часть VI 20 октября – день памяти еще одного «нашего» святого - святителя Ионы епископа

Продолжение. Начало см. в «Митрополит Казанский и Свияжский Ефрем (1606-1613 гг.)»

Часть I

Часть II

Часть III

Часть IV

Часть V

Часть VI

20 октября – день памяти еще одного «нашего» святого - святителя Ионы епископа Ханькоуского. Он не включен в Собор Казанских святых, поэтому не многие о нем знают.

Святитель Иона – выпускник, «блестяще закончивший Казанскую духовную академию», и, по благословению преподобного Гавриила Седмиезерского, впоследствии ставший в ней преподавателем. В 1918 году о. Иона, преследуемый революционной властью, должен был выехать из Казани. В Перми он был арестован, избит до потери сознания, разделив участь новых исповедников российских, и отправлен для суда в Тюмень. Близ Тобольска о. Иона был освобожден белыми войсками. В Омске он был назначен главным священником Южной армии, а после поражения белого движения в Сибири ему вместе с армией атамана Дутова пришлось отступить в Китай. В Китае начинается новый этап жизни о. Ионы – служение в Пекинской Духовной Миссии, а с 1922 года епископское служение в Маньчжурии. Здесь проявляются особые дары молодого епископа: неустанная проповедь, пастырское попечение, дар учительства детям. Владыка основывает училище, где учится до 200 детей, читает лекции, устанавливает уставное богослужение, открывает приют, а в Харбине основывает богословско-философские курсы. Заботясь о других, владыка совершенно забывает о себе. Заболев ангиной в 1925, он продолжает ревностно совершать богослужения. От ополаскивания горла керосином у владыки происходит заражение крови. Молодой епископ-миссионер, умерший на 37 году жизни имел такое глубокое и благодетельное влияние на всех, кто с ним соприкасался, независимо от того, были ли это русские или китайцы, что еще при жизни его почитали святым. Владыка Иона был причислен к лику святых РПЦЗ в 1996 году, а Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2016 году.

В этот памятный день  была организована экскурсия общины Казанско-Богородицкого монастыря в Петропавловский собор. Я не смогла поучаствовать в ней лично, поскольку днем была назначена встреча отцом Игорем. Но, слава Богу, мой соработник Дмитрий пришел на помощь – он рассказал участникам экскурсии о митрополите Ефреме и раздал первые пробные экземпляры листовки.

После воскресной Литургии мой путь лежал в Богородское. Слава Богу, на сей раз наша беседа с отцом Игорем об обретении мощей прпп. Ионы и Нектария Казанских, митрополита Ефрема, и всех, почивавших в «пещерке» Спасо-Преображенского монастыря Казанского Кремля состоялась. Вот что он рассказал.

В 1995 году было разрешено проведение раскопок на территории Спасо-Преображенского монастыря Казанского Кремля. И именно отец Игорь, в то время служивший в Петропавловском соборе, по благословению архиепископа Анастасия временно переоблачился в робу археолога, и, как позднее окажется, вовсе не случайно.

Вместе с ним в раскопках участвовал Александр Журавский, который в 1995–1998 гг. исполнял обязанности председателя отдела по канонизации в Казанском епархиальном управлении. Историк, религиовед, кандидат исторических наук и кандидат богословия, с 2015 года – заместитель министра культуры РФ, один из авторов «Православной энциклопедии» сейчас он трудится в Аппарате Президента РФ.

Когда «епархиальные археологи» на месте будущих раскопок осматривали территорию (в советские времена монастырь был разрушен, а на его территории устроена воинская часть), в одном месте отца Игоря вдруг остановило необычайное благоухание. Он отошел в одну сторону, в другую – благоухание пропадало, а при возвращении к первоначальному месту, будто столб, вновь исходило от земли. Отец Игорь подозвал Александра Журавского, и он тоже почувствовал благоухание, – сомнений не осталось. Были приглашены археологи, которым и было указано предполагаемое место, где необходимо производить раскоп. Действительно, под слоем щебня оказалась «Казанская пещерка» с захоронениями.

Каменная пещерка была сооружена для останков иноков Ионы и Нектария Застолбских перед алтарем Преображенского собора при его перестройке в 1596 году Как повествует лауреат Макарьевской премии, автор десятков книг и сотен публикаций о истории Православия в Казанском крае Анатолий Михайлович Елдашев в книге «Утраченные монастырские некрополи Казани (XVI–начало XXвв.)»:

«…Пещерка» была небольших размеров (5 на 4 метра), изнутри имела каменный свод. Снаружи дневной свет проникал через пять узких продолговатых оконцев, забранных железными решетками. Вход в неё был углублён в землю на четыре ступени.»

В пещерке были погребены:

— «благочестивый греческий архиепископ Епифаний… – архиепископ святаго града Иерусалима, монастыря святыя Голгофы, иже на краниеве месте..»;

— настоятели святой обители (Спасо-Преображенского монастыря) архимандриты Сергий (1608-1613) и Еремей (1628-1629);

— греческий епископ Арсений…

В 1614 году здесь же был погребен митрополит Казанский и Свияжский Ефрем На могильной плите упокоившегося было выбито: «Лета 7122-го (1613 г.), месяца декемвриа в 26 день. Преставися рабъ Божий Ефремъ, по преименовании вторый митрополитъ Казанский и Свияжский».

14 мая 1915 года в присутствии высоких духовных и светских лиц Казанской губернии состоялась торжественная закладка часовни над могилой митрополита Ефрема. В фундамент часовни была заложена памятная доска со следующей надписью:

«В лето от сотворения мира 7423-е, от Рождества Христова 1915-е Мая 14-го дня, …, при Державе Благочестивейшаго Самодержавнейшаго Великаго Государя Императора Николая Александровича Всея России, Супруги Его Благочестивейшей Государыни Императрицы Александры Феодоровны, Наследника Его Благовернаго Государя Цесаревича и Великаго Князя Алексея Николаевича, при Высокопреосвященнейшем Иакове Архиепископе Казанском и Свияжском, Главном Начальнике Казанского Военного округа, генерал от инфантерии – Платоне Александровиче Гейсман, Главноконачальствующем Казанской губернии камергере Двора Его Императорского Величества Петре Михайловиче Боярском, настоятеле Архимандрите Иоасафе, заложена сия часовня в обители Боголепного Спасова Преображения, над местом вечного упокоения приснопамятного казанского Митрополита Ефрема, в честь и память его святого имени и в благодарное воспоминание о великом деле устроения им Русского Царства в смутную годину 1613 г. Сооружается часовня сия по проекту архитектора-художника Петра Ивановича Абрамычева».

Благодаря усилиям строительного комитета под председательством П.М. Боярского часовня уже в феврале 1916 г. была «вчерне закончена», и начался «кружечный сбор» средств на её внутреннюю отделку. Однако революционные события 1917 г. и последовавшее за ними богоборческое лихолетье внесли в дело увековечения памяти святителя Ефрема свои разрушительные коррективы.

В процессе раскопок «пещерки» археологической экспедицией под руководством Алфеевой Жанны Рудольфовны в сентябре-октябре 1995 года было обнаружено 12 погребений. Вещей в погребениях не было, за исключением бронзового креста с распятием, поясной бронзовой пряжки, бронзовой пуговицы. Пещерка и часовня пользовались среди казанцев глубоким почитанием.

Это подтверждают и слова отца Игоря – ступени «пещерки», выполненные из бутового камня, были сильно истерты от большого количества людей, приходивших просить молитвенной помощи у угодников Божиих.

Отцу Игорю, увидев его благоговейный трепет, археологи доверили собственноручно извлекать от земли останки погребенной святой братии. Он работал кисточкой и совочком, тщательнейшим образом собирая косточки По воспоминаниям отца Игоря, в день обретения мощей митрополита Ефрема было пасмурно, собирался снег, а в сам момент обретения вдруг выглянуло солнышко. После того, как работа была завершена, и мощи подняли от земли, небо снова заволокли тучи, начался снег.

В захоронении митрополита Ефрема был найден металлический крест-мощевик (в остальных – кресты были деревянные) и «помпоны» истлевшей серебристой хоругви. Крест был изъят как археологический артефакт. 23 октября я направила в Государственный архив РТ запрос о наличии видеоматериалов и креста-мощевика с места раскопок.

Поскольку в чине погребения архиереев я не нашла упоминания о положении во гроб хоругви, я решила, что, возможно, ее нахождение в захоронении митрополита Ефрема кроется в символическом значении:

Хору́гвь (от праслав. *хоrǫgу «знамя, стяг») – религиозное знамя, используемое во время военных действий. Использовалось как воинское в военных (боевых) действиях с иноверцами. Хоругви – священные знамена церкви – символ победы над смертью и диаволом.

Может положение хоругви – это воздание чести митрополиту Ефрему – «на враги Креста Христова крепкому и необоримому оружнику»?…

Полетели «белые мухи», стало холодно, поступило распоряжение о завершении археологических работ. Отец Игорь вспоминает, что в последний момент открылась еще одна плита с надписью, как записка-«подсказка на будущее»», он до сих пор жалеет, что раскопки не были доведены до конца.

Останки братии были помещены в отдельные ящики и перенесены в колокольню Иоанно-Предтеченского монастыря, а мощи преподобных Ионы и Нектария Казанских, митрополита Ефрема и архиепископа Епифания (о нем, к сожалению, подробной информации найти не удалось) – в Петропавловский собор. Чтобы мелкие фрагменты косточек не попали в отвал, отец Игорь собрал их в 3 пакета.

Через некоторое время в храме Петра и Павла проходили торжества с участием владыки Анастасия. В тот день у отца Игоря сильно болела голова и он, получив архиерейское благословение, приложился к обретенным мощам Ионы и Нектария Казанских, молитвенно попросив прощения за то, что дерзнул их потревожить. Чудом Божиим, головная боль прошла, стало легко, разлилось тепло…

Согласно Православной энциклопедии «… в том же (1995) году состоялось прославление Ионы и Нектария Синодом РПЦ как местночтимых святых Казанской епархии». Однако, как было сказано выше, их включение в Святцы было признано ошибочным. Только в 2017 году состоялась «официальная» канонизация.

Акафист преподобным составил иерей Сергий Галямов – клирик храма св.блгв.вел.кн. Александра Невского. В нем святые иноки Иона и Нектарий прославляются как «святителя Гурия чуднии помощницы и чудотворцы преславнии». В молитве к ним испрашиваем: «…да избавимся от всяких болезней и обстояний, и благочестно поживем в настоящем житии, да явимся святаго вашего жития подражатели… Оградите неусыпными молитвами вашими град Казань, в нем же добродетельно поживше, Богу угодили есте, от всех навет вражеских; а вся люди в нем живущия от бед и скорбей: яко да не востанут чада на родителей своя и не погубят их междоусобныя распри, и да не оскудеют в богохранимом граде сем ревнители иноческаго благочестия…».

В 1996 году отец Игорь был направлен на служение в село Богородское восстанавливать Успенский храм и духовную жизнь прихода. Изучая историю села и храма, он узнал, что Богородское с 1557 (впервые упоминается как Сафаров Починок) по 1764 год было подворьем Казанского Спасо-Преображенского монастыря – того самого монастыря, в раскопках на территории которого он участвовал. Архимандриты Сергий и Еремей и еще 5 человек, чьи имена не указаны в исторических источниках, но наверняка имевших отношение к монастырю, которых отец Игорь собственноручно поднял из «пещерки», без сомнения бывали, а могли и проживать на покое на подворье в Богородском. Как подметил отец Игорь – «вот такая закольцованность событий!».

Сохраненные пакеты с прахом батюшка перевез в Богородское. 2 года они находились в храме, не преданные земле, до тех пор, пока отец Игорь не заметил, что отсутствует какое-либо движение по ремонту и реставрации. Ситуация изменилась после того, как прах был захоронен перед алтарем Успенского храма, а над этим местом установлен памятный крест.

Отец Игорь упомянул о том, что как-то раз паломники, остановившиеся на ночлег в храме, рассказали о ночном видении – монахах, которые заходили в храм, молились, крестились и выходили. Много чудных историй связано с этим местом.

В притворе храма на северной стене есть ниша со следами штукатурки. Один раз в год к Пасхе, на недолгое время, в ней проявляется образ батюшки Серафима, а потом вновь становится неразличимым человеческому глазу. Это и отцу Игорю утешение, ведь когда-то именно его усердными трудами началось строительство храмового комплекса преподобного Серафима Саровского на ул. Сафиуллина.

Историю храма и села Богородское в своей дипломной работе «История прихода в с. Богородское (конец XVI – начало XX веков)» изучил и подробно описал сын отца Игоря – отец Ярослав

Поблагодарив отца Игоря за «собственноручный» вклад в сохранение истории Казанской епархии и памяти работников Божиих, я отправилась «во своя си», предполагая, что изыскания мои на этом закончились. Господь расположил иначе…

Продолжение следует

 

 

 

 

Фотогалерея



Вернуться к перечню